• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: писанина (список заголовков)
17:52 

с ФБ уже Алиса

Склероз - прекрасная болезнь! Ничего не болит и каждый день - новости.(c)
Два драбла.

Название: Алиса умеет мечтать
Фандом: «Алиса» Кэрролла
Категория: джен
Рейтинг: G
Жанр
: Драма
Дисклеймер: не претендую ни на какие права

Алисе десять, и она мечтает о приключениях, красивых балах, и безумных чаепитиях. Она не задумывается, что кролики не умеют разговаривать, а время сложно остановить, даже для столь безумного события. Она бежит за белым кроликом, разговаривает с цветами и раскланивается в реверансе перед грозной королевой. Алисе десять, и она умеет мечтать.
Алисе пятнадцать, и она хочет больше свободы и меньше предрассудков. Она зачитывается книгами, но уже без прекрасных принцев и хитрых колдуньях. В её голове формулы и числа, и совершенно не нужные для леди знания. Алисе двадцать, и её желания загоняют мечты в темный угол.
Алисе сорок, она знает, что, когда и кому нужно сказать, чтобы получить желаемое. Она преуспевающая леди, затоптавшая мужские предрассудки под ворохом бумаг и купюр. Алисе сорок, и её знания надсмехаются над детскими мечтами, погребая их под тяжестью формул.
Алисе далеко за пятьдесят, золотые локоны погасли и собраны в строгий пучок. Алисе далеко за пятьдесят и она много что знает, но ничего не хочет. Она вновь читает сказки Дине, хотя смутно понимает, та умерла еще в далеком детстве. Алисе… Алисе ничего не нужно, только немного приключений, и только одно безумное чаепитие. Но все что ей остается это кресло у камина и потертые книги.
Алиса спит и ей снова десять. Она снова может мечтать и бежать за белым кроликом в такую родную страну чудес. Алиса спит и не просыпается.


Название: Кто они?
Фандом: МакГи Алиса
Категория: джен
Рейтинг: PG-13
Жанр: драма
Дисклеймер: не претендую ни на какие права

Нельзя сломать то, что уже в полной непригодности. Бамби смотрит на Алису, на её спокойные зеленые глаза, на скромно сложенные руки, на поджатые губы. Спокойна и никакого безумия. Но он знает, что за всем этим в её голове шестеренки заходятся в безумном танце; тронь - и оторвет пальцы, взгляни - и сойдешь с ума сам. Впервые за свою практику Бамби действительно опасается пациента. А губы девушки расслабляются и растягиваются в лживой улыбке:
- Чем мы займемся сегодня, доктор?
Каждый сеанс - минное поле: кто заговорит с ним сегодня?
В один из сеансов Алиса усыпляет его мягким мурлыкающим тоном. Она ласково растягивает слова, и её голос вибрирует, как у большой кошки. А потом медсестра долго обрабатывает глубокие порезы у него на лице и запястьях. Дикая кошка отправляется за решетку.
В следующий раз голос у Алисы резкий и скрипучий, как плохо смазанный механизм. Она вдруг срывается с места и с увлечением вещает о времени и его цене. Чай, который принесли недавно, быстро исчезает, и она как безумная требует еще и еще. Сеанс заканчивается тем, что она замечает часы на руке доктора и набрасывается на Бамби в попытке отвоевать трофей. Следующую неделю он ходит с замотанной рукой - у хрупкой девушки сила безумного гиганта.
Когда в очередной раз сквозь привычный голос Алисы прорываются истеричные нотки, Бамби уже готов, но не к тому. Лиддл умеет удивлять. Она спокойна и царственна, её глаза почти горят огнем от поступившей к ним крови. Она не кричит, но её голос, кажется, способен резать как сталь. Она обвиняет его в своей смерти и истерично смеется. Она не Алиса, но тоже Лиддл. В этот раз Бамби уходит заранее.
- Кто они, Алиса? - этот вопрос нужно было задать еще раньше.
- Они? Это я, моя семья, мой мир, мое сознание. Вы боитесь их? - в этой наигранной наивности скользит кошачья грация, безумные мысли и тон королевы.
- Нет, это моя работа, - дежурно произносит доктор.
- Они вас ждут, - шепчет Алиса перед тем как покинуть кабинет. - Безумие так приятно, дорогой мой доктор. Почти так же, как и смерть.
Адский поезд набирает обороты, увозя своего машиниста в гости к сумасшествию. Кто сказал, что страна Чудес отпускает своих гостей?

@темы: Alice, писанина

17:43 

с ФБ номер два

Склероз - прекрасная болезнь! Ничего не болит и каждый день - новости.(c)
Название: Телевизор
Автор:Laite
Бета: fandom Max Frei 2012
Размер: мини, 1340 слов
Персонажи: Тайный Сыск
Категория: джен
Жанр: юмор, кроссовер
Рейтинг: G
Краткое содержание: Макс сильно жалел, что притащил в мир Ехо технику из родного мира.

Макс очень быстро понял, что притащить в Ехо телевизор было совершенно безрассудной идеей. Началось всё с того, что шеф и сэр Кофа вспомнили молодость — и теперь при каждом удобном и неудобном случае носились друг за другом с мультяшными молотками, словно Том и Джерри. Казалось бы, одного этого уже было более чем достаточно, но когда во время очередного осмотра места преступления Мелифаро выскочил на Макса из-за угла, вопя «руки вверх!», и чуть не пристрелил из поразительно достоверного пистолета, тот, наконец, понял, что пора присваивать этой проблеме статус «катастрофа». Последней каплей стал одним недобрым утром приход Шурфа к злому и сонному после ночного дежурства Максу. Едва завидев небоскребы из самопишущих табличек, которые Мастер Пресекающий настрочил после просмотра очередной космической эпопеи, Макс готов был разрыдаться.
А началось все с совместных просмотров…

***
Макс всегда любил сказку Кэрролла. Нутром он чуял, что великий математик-философ-писатель-и-еще-кто-то-там написал больше, чем две книги, но дотошно в историю его болезни вчитываться страшился. Приносить книгу Шурфу он опасался вдвойне, потому что не представлял, как объяснить… Да как объяснить все! Но кто же мог знать, что в куче кассет шеф — да с кого же еще могли начаться неприятности в жизни Макса? — так вот, шеф, их Почтеннейший Начальник, откопает пленку с диснеевским вариантом его любимой сказки? Макс ждал бури.
Просмотр проходил на удивление спокойно. Ну, наверное, спокойно — это было слабо сказано. Выражения лиц присутствующих можно было бы описывать на литературных вечерах, а физиономия Мелифаро вообще шла на рекорд Соединенного Королевства по степени очумелости, и Макс всерьез подозревал, что без помощи лекарей тут не обойтись.
— Вот как значит. А то всё «выдумки, выдумки»... Существует! — громогласно возвестил по окончании просмотра все тот же несчастный Мелифаро, с трудом возвращая обычное выражение своей обычно наглой морде лица.
— Что существует? — Максу было жутко интересно узнать, как интерпретировали эту сказку местные жители. Вот Мелифаро, например, выглядел жутко воодушевленным.
А у Джуффина как-то подозрительно подергивался глаз, хотя раньше у него не наблюдалось склонности к психическим расстройствам.
— По-вашему говоря, загробный мир, Рай. Возможно, Ад, но это маловероятнее, — тут же откликнулся Шурф, лучший из присутствовавших знаток родного мира Макса. Его познания уже вполне позволяли ему написать книгу «Феномен Мира Паука, или Пособие по выживанию в скучном мире Сэра Макса». — В нашем же мире существует миф о месте, куда попадают после смерти все великие волшебники и Старшие Магистры. Как ты уже мог убедиться на примере сэра Нуфлина и других наших могущественных современников, большинство из них на старости лет становятся «слегка не в себе» и вполне могут создать такой искаженный мир. А кто-то из ваших писателей был слишком впечатлительным, и смог под воздействием, скажем, каких-нибудь наркотических средств увидеть этот мир.
— Да, сэр Шурф, ты еще скажи, что это милое белокурое создание было призраком Лойсо, — шеф, кажется, пришел в себя, но все еще потирал веко пальцем. Кажется, ему не понравилось обещанное посмертное место пребывания. Впрочем, решил Макс, он бы неплохо смотрелся за столом с безумной троицей…

***
— Так где ты, говоришь, жил? — сэр Кофа с интересом наблюдал за нарисованными человечками, мечущимися по экрану. Как в их коллекции появилось аниме, Макс даже спрашивать боялся. Он радовался, что туда пока не попали шедевры немецких киностудий. Сэру Кофе показалась заманчивой идея изучать географию мира Макса при помощи аниме, которое, судя по аннотации, рассказывало о каждой стране в отдельности. Макса смущал тот факт, что страны олицетворяли люди, адекватности в поведении которых усматривалось меньше, чем было бы в действиях Мелифаро, если бы, допустим, в него случайно влили недельную дозу бальзама Кахара.
— Я был свободным человеком, без гражданства, — мрачно отвечал Макс, глядя, как одна из стран бесцеремонно лупасит другую.

***
— Макс, смотри, это же помесь нашего Мелифаро с сэром Шурфом.
Грешные Магистры! Макс после такого заявления мог лишиться сна на ближайшую сотню лет. Когда он осторожно взглянул на экран телевизора, в кадре, подобно черному плащу, метался высокий мужчина с копной черных кудрявых волос.
«Пушкин?» — мысленно предположил Макс.
— Холмс, — ответил ему с экрана светловолосый мужчина, — предположительно, доктор Ватсон.
Макс подобрал валяющуюся рядом коробочку от диска и узнал из аннотации к фильму, что шеф смотрит осовремененный вариант знаменитого детектива. Он даже заинтересовался: детективы, все же, по их части, — да и произведения сэра Артура Конан Дойла он любил, — потому опустился на пол рядом с Почтеннейшим Начальником и углубился в изучение новой интерпретации известного рассказа.
Этот молодой Холмс действительно напоминал ошибку природы, которую та могла бы совершить, скрестив двух несовместимых людей. От Шурфа в нем была внимательность, рациональность, рост и, возможно, бывший азарт Безумного Рыбника. От худшей половины, — точнее, от Мелифаро, — ему достались наглость, ядовитый язык, шило в пятой точке и умение находить приключения на нее же. И способность вывернуться из любых неприятностей. Уж кто-кто, а Мелифаро это умел.
— Нам бы такой пригодился, — одобрительно покачал головой шеф.
Макс подумал, что всему Тайному Сыску стоило бы обидеться на такие заявления Джуффина. В конце концов, чем они хуже? По крайней мере, у Тайного Сыска нет нераскрытых дел, — так что не нужны им никакие кудрявые детективы, сами справятся. К тому же, он подозревал, что, благодаря характеру Холмса, полицейская половина Управления устроила бы им военное положение.
— Был бы в нашем Приюте Безумных хоть кто-то спокойный и разумный, — продолжал Джуффин, следя за перемещением в кадре того самого светловолосого мужчины.
А Макс же говорил, что им нужен доктор! Правильно, если этот Джон мог терпеть рядом с собой самую гремучую смесь выдающихся черт Лонли-Локли и Дневной Задницы шефа, то остальные ему показались бы просто «чуть-чуть не в себе».
— Да…

***
— А что, Мерлин — это какой-то ваш местный Великий Магистр? — на этот раз киносеанс устраивала прекрасная половина Дома у Моста. Возле незабвенной Мастера Преследования возвышались горы пиалок из-под мороженого, и Макс уже всерьез опасался за её здоровье. Хотя эту леди мало что могло сломить. Рядом с ней удобно устроилась Кекки. По телевизору, — судя по черным мантиям, волшебным палочкам и воодушевленным крикам мальчика в очках, — показывали Гарри Поттера. Макс, кажется, многое пропустил, потому как происходившее на экране было ему совершенно непонятно, а он в свое время любил фильмы о юном волшебнике.
— Самый великий из Магистров — вот этот, лысый.
«Сифилитик», — подумал Макс.
— Вроде нашего Лойсо! — продолжала объяснять леди Кекки. — У него даже Орден свой был.
У Лойсо, правда, было намного больше достоинств. Волосы, к примеру. И собеседником он был куда более приятным, чем Волдеморт.
— Хочешь сказать, что прототип нашего шефа — тот мальчик в очках? — хихикнула Меламори. — Из Джуффина такой же Гарри, как из Снейпа Мелифаро.

***
Макс уже подумывал о том, чтобы выкинуть все диски с произведениями японского кино-или-какого-то-там-искусства. Потому что они представляли особую опасность для его здоровья. Вот, к примеру, этот странный фильм (мультик? Аниме?) про вампиров. Про Влада Дракулу Цепеша, как понял Макс. А вот что делали там еще две блондинки и пожилой бойскаут, он не понимал. Упорно не понимал, но Мелифаро жутко нравились перестрелки и читерство главного вампира, а Макс проспорил ему просмотр, поэтому вздыхал и продолжал не понимать дальше.

***
— Элементарно, Ватсон, — Макс переводил взгляд с экрана на зрителя и обратно. На экране был Холмс. Привычный Максу Холмс, в сюртуке, с трубкой и лупой. На этот раз зрителями были Шурф и куча его самопишущих табличек. Макс покачал головой и решил, что надо попытаться достать из Щели между мирами сборник Конан Дойла. Шурф бы оценил.
— Нам бы подобный экземпляр… — начал было Лонли-Локли.
— Да не дай бог! — Макс с перепугу вспомнил фразеологию далекой родины, умудрившись при этом перекреститься. — Он же нас работы лишит!

***
— Я тоже такого хочу!
Макс глухо застонал и засунул голову под подушку. Просмотр Покемонов должен был закончиться или нервным срывом Ночного Лица Почтеннейшего Начальника, или появлением в Ехо, как минимум, Пикачу. Ведь Леди Меламори была падка на разнообразную экзотическую живность.

***
В тот раз Макс решил грудью встать на защиту своих чести, достоинства и спокойного сна. Вернее, лечь. Он закрывал телевизор своей тушкой в виде морской звезды с лицом селедки, увидевшей приближение акулы.
— Сэр Макс, не будь ребенком, — мягко начал Джуффин, пытаясь аккуратно отодвинуть его от экрана.
— Не трогайте меня! Я не позволю вам смотреть ЭТО, и спрашивать меня про ЭТО тоже не позволю! НИ-ЗА-ЧТО! — Макс развернулся и всеми конечностями вцепился в электронику.
— Я ведь и пнуть могу, — задумчиво протянул Кофа, до того не вступавший в дискуссию начальника с заместителем.
Макс счел эту угрозу не слишком серьезной и свой пост не оставил. В тот вечер Тайному Сыску так и не удалось ознакомиться с приключениями Сейлор Мун...

Плюс к нему была нарисована просто великолепная иллюстрация, вот как можно не любить эту команду, м?*_*
читать дальше

@темы: писанина, Фрай

17:34 

ФБ Фрай

Склероз - прекрасная болезнь! Ничего не болит и каждый день - новости.(c)
Пусть с богом лежит здесь)

Название: Мое любимое дитя
Автор: Laite
Бета: fandom Max Frei 2012
Размер: драббл, 382 слова
Персонажи: Лойсо Пондохва, ОЖП
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Вечерняя встреча грозы Ехо с ожившим миром.

Лойсо встречает её однажды после собрания ордена. Он идет по улицам города, наслаждаясь ароматом всеобщего смятения. Это самое прекрасное ощущение на свете: чувствовать страх людей, ощущать их безумие, и знать, что ты — причина их отчаяния. Лойсо почти счастлив.

 

Внезапно на его пути возникает неясная фигура. Леди в лоохи цвета теплого янтаря. Ее глаза, печально взирающие на Великого Магистра, похожи на воды Хурона. Лойсо ощущает, как его эйфория растворяется в этом взгляде, — потому что она не боится его, она не боготворит его, она вообще не похожа на всех тех, кого он встречал ранее.

— Я люблю тебя, — женщина, лицо которой скрывает вечерний сумрак, кивает головой, и в её голосе слышится боль тысячи матерей, и Лойсо не понимает, откуда ему в голову пришло это сравнение, и с чего у него такое сентиментальное настроение. — Я не хочу лишиться тебя. Я не могу оставить тебя, мое любимое дитя.

Лойсо стыдно, но сейчас он, гроза всего Соединенного королевства, трусит как подросток. Ему так стыдно, что голова сама собой склоняется в извинительном поклоне, хотя он не понимает, почему. Он же никогда не чувствует стыда! Он не должен его испытывать, он всегда верил в свою правоту.

— За что ты убиваешь меня? — Пондохва не может вспомнить, где слышал раньше этот голос. Он похож на все сразу: на тихий шепот ветра, на мягкие переливы волн Хурона, на шелест листвы дуба у его дома. На голоса сотен людей, — Мое глупое, глупое дитя.

Женщина тянется узкой ладонью к Лойсо, ласково гладя его по волосам. А в её голосе он слышит неотвратимость смертного приговора себе. Он еще не знает, что в скором времени будет молить о смерти чужие, бездушные небеса.

— Чтобы понять цену одного Мира, иногда стоит погостить в другом. Но ты знай, я всегда буду ждать тебя, — теперь он совершенно отчетливо видит, как тонкие губы растягиваются в озорной улыбке.

Лойсо был бы рад отзеркалить настроение собеседницы, — чтобы, наконец, почувствовать себя в своей тарелке, — но при попытке сделать это его голову вдруг начинают раздирать сотни чужих эмоций. Как будто перед ним стоит не одна эта леди, а весь народ Мира. Или весь Мир. Когда он поднимает голову — женщины нет. Она будто растворилась во мраке. Лойсо мотает головой, скидывая оцепенение, и уходит.

 

 

Через много лет на выжженных полях чужого мира он вновь услышит этот голос: мягкий, родной, несущий прощение.

— Я хочу вернуть тебя, мое любимое дитя.

@темы: писанина, Фрай

23:41 

Склероз - прекрасная болезнь! Ничего не болит и каждый день - новости.(c)

Она бредет по опустевшему городу, уже не пытаясь найти
живых. Здесь нет никого, ни людей, ни животных, ни птиц. Она даже не верит, что
где-то в мире, они еще остались. Раньше она кричала, еще раньше она плакала, а
совсем недавно пыталась отравится водой из грязной лужи. Она не боится этого,
того, что стала сумасшедшей, лучше поверить что ты безумен, чем в то, что ты
одинок. Когда-то давно, она смотрела фильм о одиночестве, и так же как их
герои, пыталась себе выдумать невидимого друга, разговаривала с камнями,
пыталась даже подружиться с собственным отражением. Но друзья испарялись с
очередным порывом ветра, камни были не самыми дружелюбными созданиями, а себя,
за это время она начала ненавидеть.



Девушка не понимала, за что её так наказали, бог, высшие
силы или Вселенная. Какое дело, до того, кто этот чертов палач, главное, почему
именно её? Почему её заставили смотреть, как умирают родные под обломками их дома, слышать, как протяжное
воет подруга, горящая в огне, как замертво падают друзья от ядовитого дыхания
смерти. Один спасатель погиб от того, что отдал ей свой противогаз, и она сама
видела как вытекали его глаза, от смертельных паров. Раньше она бежала как
очумелая от смерти, первая расталкивала людей, забегая в спасительный бункер,
забирала у детей последние остатки воды, откидывала стариков от баллонов с
воздухом. Сколько людей убил её эгоизм? Но когда все это закончилось, когда
воздух стал прежним, а воды хватило бы на всех, людей не стало. И все же, она
по-прежнему не понимала, почему именно она.



Она пыталась морить себя голодом, но, от первых спазмов
бежала в ближайший магазин за консервами, что еще не успели испортится. У неё
не было врагов за выживание, она не выживала даже. В умирающем мире, она существовала,
как последнее напоминание о всех его грехах.



Как то, она даже пыталась выйти из города, но пейзаж за ним,
пугал, и заставлял вновь забиться в угол в первом попавшемся подвале. Серая
трава, черное небо, и красное солнце за его горизонтом. Но больше всего её
пугала дорога, длинная, бесконечная, уходившая в никуда. Когда она думала, что
её нужно пройти её всю, сердце заходилось в лихорадочном ритме, разум завывал
от страха. Поэтому, она оставалась в городе. Его верная тень.



Раньше ей снились кошмары, каждая тень пугала её. Она думала
что в мире должны появится монстры, ужасные твари пожирающие все живое. Но она
была одна. Потом, она решила, что за ней придут призраки мертвых, всех тех, кто
умер на её глазах. Она почти слышала их шепот, почти ощущала их прикосновение.
Но открыв глаза, она опять была одна. Всегда была одна.



Когда, она увидела человека, то подумала, что, наверное, это
может быть забавным. Когда, она услышала его голос, то сердце только болезненно
сжалось и попыталось пожить еще немного. Когда, он прикоснулся к ней, плача и
крича от радости, она последний раз вздохнула, умирая от тех самых таблеток.



Когда он увидел девушку, то решил что небо над ним, наконец-то
сжалилось. Но оказалось, за некоторых грехи, избавления ждать бессмысленно. Он
вновь был один.

 

и да, писать упаднические тексты мне даже стыдно как-то. Я люблю хэппи энды)


@темы: писанина

23:40 

Уху*_*

Склероз - прекрасная болезнь! Ничего не болит и каждый день - новости.(c)
Laite на «Книге фанфиков»
запись создана: 22.11.2011 в 22:09

@темы: писанина

20:51 

Писательский флешмоб

Склероз - прекрасная болезнь! Ничего не болит и каждый день - новости.(c)
Кто-нибудь хочет попытать удачу и помучить собственное воображение?) Всем желающим новый флешмоб.

Отмечаясь в записях пишите две цифры, в разумных пределах. Я открываю любую книгу на той странице, которая соответствует первому числу, и отсчитываю второе число строк. Да вам предложение на этой строке, и вы пишите зарисовку на эту тему. В свою очередь вы тоже можете отсчитать в своей любой книге это же число, и написать сюда выпавшее предложение, соберем коллекцию, и может кто захочет исполнить их на второй раз)

Предупреждаю, у меня на полке конечно пока одно фентези пылится, но так как я живу в читательской общине, так же тут обитают томы Солженицына, Ремарка, Эдварда По и где то был Паланик)

Капустница Джонатан Фоер "Полная Иллюминация"
"Они возненавидели её недостижимость, неподвижность, всю её целиком"


Moroto_Fluff Виктор Гюго "Собор Парижской Богоматери"
"Потом, мало-помалу усиливаясь, голоса растворяются один в другом: Они смешиваются, они сливаются, они звучат согласно в великом оркестре"

запись создана: 22.11.2011 в 21:21

@темы: Вмхаха**, писанина, флеш

01:06 

две недоработы с ФБ

Склероз - прекрасная болезнь! Ничего не болит и каждый день - новости.(c)
Пусть валяются тут

Название: Я слежу за тобой
Автор: Laite
Бета: fandom Gintama
Форма: драблл
Пейринг/Персонажи: Такасуги
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: R
Краткое содержание: Я всегда буду рядом с тобой.

Я слежу за тобой через мертвые глаза твоей семьи, из полуобгорелых трупов твоих односельчан. Из разорванных тел твоих противников я слежу за тобой; в последнем вдохе врага - это я.
Я слежу за тобой сквозь мрак твоих страхов, через полуживых соратников. Ты не слышишь мой зов, когда хрипит солдат у тебя за спиной, не в силах передать мое послание, через перерезанную глотку и раздробленные ребра.
Я слежу за тобой; в глазах умирающего учителя - это я. Ты видишь меня лучше других, ведь в дыре, которая образовалась вместо твоего глаза, тоже я. Мы следим вместе.
Я говорю с тобой в криках твоих врагов, в умирающих стонах людей. Даже в мертвой тишине я все равно шепчу тебе, через шелест опадающей листвы и перешепот полевой травы. Я говорю с тобой, и именно поэтому ты пытаешься пересмеять мой голос как можно громче.
Я слежу за вами и однажды, стоит вам не увернутся от очередного снаряда или лихо занесеного клинка, я приду к вам. А пока я буду рядом.

Название: Та что зовется
Автор: Laite
Бета: Marlek
Форма: мини, 543 слова
Пейринг/Персонажи: ОЖП, Сакамото Тацума, Такасуги Шинске, Кацура Котаро, Саката Гинтоки
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: G
Краткое содержание: Для каждого из нас самый главный человек в жизни - мама.


Тацума помнит, что у его матери глаза цвета неба. Они такие же ясные и безмятежные, как бескрайнее небо.
Мама носит небесно-голубое кимоно и небрежно собирает кучерявые локоны в высокие хвосты. Мама не похожа на остальных, она слишком добра, слишком весела и, наверное, слишком беспечна. Она поет на ночь песни и рассказывает о волшебных существах, которые живут за облаками. Мама никогда не обманывает. Но ошибается. Существа за облаками совсем не добрые.
Сакамото помнит, как чернеет небо, и жестокие облака сковывают его на долгие годы. В тот момент прекрасные глаза матери теряют свой блеск. Его небо покрывается мраком.
Сакамото любит небо, даже сейчас, когда он давно уже не ребенок. И он все еще верит в мамины сказки, ведь где-то там, за облаками, должны быть те самые добрые существа.

Такасуги отлично помнит свою Маму. Она похожа на сталь. Шинске очень горд, что эта статная женщина, с холодным взглядом и изящной фигурой его мама. У неё ехидная улыбка и боккен на боку. У неё яркое кимоно и низкий, бархатный голос. От неё пахнет сладким табаком и она коллекционирует бабочек. Шинске любит подолгу наблюдать за мамой издали. За её тренировками, чтением, или просто за тем, как она, задумавшись, сидит около семейного алтаря.
Шинске любит свою маму, но… Не знает, любит ли она его. Она совершенна, а он… Он просто порой хочет, чтобы она его обняла.
Тагасуги помнит, как умирает мама, с мечом в руках, защищая его. Понимает, что она все-таки его любила.
Он больше никогда не заговорит о матери. У убийц нет души, они умирают вместе с тем, что любят. За спиной Черного Зверя старая тетрадь их учителя, на плечах кимоно в золотых бабочках и, конечно же, трубка со сладким табаком. Он убийца и память тех, кого любил.

У Кацуры очень красивая мама. У неё длинные черные волосы и горящие янтарные глаза. Кацура заворожено наблюдает, как она выводит иероглифы на тонком холсте, идеально ровные и четкие. Все, что делает его мама, идеально и правильно. Она учит его кодексу самурая, потому что он должен стать достойным сыном страны. Она учит его держать голову высоко поднятой, она учит его не преклонять колени, она учит его не предавать. Все должно быть правильно, и он тоже. Котаро не боится этой правильности, он гордится ей. Их семья самая правильная.
Мама умирает неправильно, умоляя и на коленях. Кацура сначала не понимает этого, но потом… Он видит, что этот мир становится неправильным. В этом мире не может быть его правильной мамы.
Здесь все не так, как должно быть. Все поклоняются не тем богам и восхваляют не те ценности. Джои будут бороться за потерянную правильность. Потому что его так учили.

Гинтоки не помнит матери. Он помнит только приют и угрюмую надсмотрщицу-няньку. Да что уж там, он и детей-то не помнит, которые с ним были. А вот то, что останется от них, после начала войны, вот это запоминает отлично.
Но это не значит, что у него нет матери.
Да, у неё отвратительно скрипучий голос, ну точно под стать характеру. Она постоянно лупит его, называя лоботрясом и бездельником, а потом все равно кормит вечерами, ворча, что он такой непутевый. И пусть он найдет мать только в новой жизни, теперь зато точно понимает, что значит мама. Гинтоки тоже любит свою маму, и будет защищать её до конца жизни.
У него одного есть возможность защищать не воспоминания, я живого человека.

@темы: Gintama, писанина

23:27 

Склероз - прекрасная болезнь! Ничего не болит и каждый день - новости.(c)
На Алисе фесте есть крутая заявка

II.26. Burton Alice in Wonderland. Двое студентов из вузов разного профиля попадают в Страну Чудес (т.е. в ее Бёртоновский вариант). Попытка разобраться, что к чему, конфликт гуманитарного и математического образа мышления. H+

Мне сразу в голову приходит одно исполнение.

- И что, математический ум не отрицает существование подобного?
- После того, как в институте мне сказали, что на ноль делить можно, а паралелльные прямые таки пересекаются, порящая в воздухе голова кота, кажется мне обыденостью из обыдености.
- Все чудесатее и чудесатее.

@темы: Мысли?Оо, писанина

20:52 

American McGee`s Alice. Madness Returns

Склероз - прекрасная болезнь! Ничего не болит и каждый день - новости.(c)
American McGee`s Alice. Madness Returns. Шляпник/Алиса, получить сердце. "- Разве не прекрасно? - Ужасно. Ужасно... Страшно".

Алиса улыбается, почти так же безумно, как когда-то, улыбался он.

American McGee's Alice. Madness returns. Доктор/Алиса. "Ты засыпай. Я подожду..." R!

Алиса боится засыпать.

@темы: писанина, American McGee`s Alice. Madness Returns.

21:56 

Номер раз

Склероз - прекрасная болезнь! Ничего не болит и каждый день - новости.(c)
Я даже шапку хапанула=_=

Автор: Laite (нежданчик блин)
Название: Прогулка по страницам
Бета:Nocturne_orange
Жанр: Ориджинал
Статус: в процессе
Кратко: История жизни со стороны персонажей, и о их отношениях с авторами.

ПРОЛОГ:
Занести кружку хорошего эля гному, подать тушеные овощи леди за третьим столиком, мимоходом поприветствовать заснеженного путника и подать кувшин с высокой полки маленькому помощнику. У хозяина таверны нет времени на отдых и пустые разговоры: его ждет миллион дел и миллион существ... Я давно привык к этому, хотя нет, мне не нужно было привыкать. Я был таким с самого начала.
Моя таверна с совсем не лиричным названием “На перепутье” существует... ох, сколько же она существует? Скажем так, она существовала всегда и везде, а уж где и сколько, подсчитают её посетители. Ну а что: не слишком запутано и не слишком понятно - под стать этому месту. Мое имя - Хозяин, да, это имя, профессия, образ жизни и вечное заключение - как удобно, все в одном. Итак, я - Хозяин таверны ”На перепутье”, двери которой открыты для всех, всегда и в любом месте, нужно лишь попросить впустить себя. Но есть одно "но". Эти двери откроются лишь тому, кто имеет своего Демиурга. И если оставить всем присущую здесь поэтику и возвышенность фраз, проще говоря, если вы не плод чей то больной и не очень фантазии, то путь вам сюда заказан.
Я не знаю, кто создал это место и было ли это спланированной акцией или просто ежесекундным бредом. У меня нет создателя, что очень удручает: не на кого поворчать за кружкой свежего Тролльего пива на жизнь этакую собачью. Порой, конечно, у меня возникают мысли, что есть где то в этих мирах мой создатель, сидит гад в какой-нибудь офисной конторе и не слыхивает, и не вспоминает о давно забытом существе, коего придумал на досуге, засунув в эту Таверну. Ох, если бы он мне попался… столько бы нового о себе узнал! И не только нового, но и хорошо оформленного старого!
Впрочем, я не одинок в своих желаниях. Каждый мой посетитель вынашивает планы мести родному Демиургу. Нет, вы не подумайте, что каждый Персонаж желает своему создателю смерти, причем в особо изощренном виде (хотя что душой кривить, и такое бывает). Все они любят и боготворят Демиурга, если он в свою очередь любит свое детище. Я бы тоже любил, если бы у меня была предусмотрена эта функция. Ух, я бы... а ну что же, это не обо мне рассказ. О чем? Давайте с самого начала.

Квест первый. Обычная история.

Вопрос: Писать дальше
1. да  6  (85.71%)
2. нет  0  (0%)
3. омлет  1  (14.29%)
Всего: 7

@темы: писанина, Прогулка по страницам

22:08 

а мне нравится мой рассказ xDD

Склероз - прекрасная болезнь! Ничего не болит и каждый день - новости.(c)
что в принципе странно Оо может выложить его куда ОО

Вообще то все всегда хорошо. Не бывает плохо и непоправимо, бывает лень стараться для себя. А на самом деле все всегда хорошо, это просто люди не видят. Люди вообще очень близоруки, раз не могут разглядеть собственное хорошо, оно то, далеко убегать и не думает.

@темы: дела житейские, писанина

21:37 

#1

Склероз - прекрасная болезнь! Ничего не болит и каждый день - новости.(c)
Original. Друзья по переписке. Большая разница во времени, но тем не менее терпеливое ожидание друг друга. «Я уже и не могу без тебя…»

Тишину комнаты нарушает только гулкое гудение компьютерного процессора, глаза слипаются от усталости и света монитора. Завтра тяжелый день, как и обычно, но ты упорно продолжаешь сидеть на своем месте, заворожено глядя на значок ”аськи”. Как мантру перечитываешь список активных контактов, заученных, кажется наизусть. Даже их расположение ты прекрасно знаешь. И ждешь, когда между никами ”Майор Пау” и ”Миу-Миу” появится заветная иконка онлайн. Час ночи…
Любой в открытую скажет, что это глупо, что интренет-друзья это всего лишь мираж дружбы, испаряющийся через два-три месяца. Какая может быть дружба, с человеком, которого ты никогда не видел, с которым не общался, которого, если честно сказать, совершенно и не знаешь? Крепкая, душеная дружба. Этот человек становится для тебя как невидимый ангел хранитель, который всегда с тобой, всегда в твоей душе. Который, не может позорно бросить в беде, который не может подставить или ударить. Который охраняет не тебя, а твою душу.
И пусть на часах уже второй час, а завтра на парах ты вновь будешь клевать носом, а не учится. Пусть глаза болят, а пальцы почти не попадают на нужные клавиши. Стоит только этому самому заветному нику мигнуть в статусе активных, как весь сон уходит на нет. Пальцы быстро отбивают пулеметную очередь на клавиатуре, набирая новое сообщение.
“Привет =))) а я первая)”
“Привет, прости я сегодня поздно=(”
“Ничего, я то тебя дождалась”
“У тебя наверное уже поздно, иди спать!=)))”
“Ты знаешь, мне кажется я уже и не могу жить без тебя…”
“Ну и не надо, я же с тобой”

@темы: писанина

Маразм- это искусство

главная